воскресенье, 3 июля 2016 г.

Кейс по дисциплине инновационный менеджмент в управлении. Кейс: «Человеческое измерение техники».

Среда внедрения. 

Типичный малый город, имеющий около пяти тысяч жителей, единственный завод, цементный, на полторы тысячи работников. Горожане сохранили крепкие связи с деревней, полусельский образ жизни: жители держатся прочными родственными и соседскими кланами, вечерами и по выходным работают на приусадебных или садово-огородных участках; редки разводы, в семьях много детей, миграция небольшая. 

Завод, построенный 30 лет назад, по тем временам был технически совершенным. Его появление наложило отпечаток на всю жизнь города, помимо соседских и родственных возникли «производственные общности» (сотрудники отделов, участков, бригад дружат семьями). 

Сильно влияние социокультурной атмосферы города на жизнь завода. Формально-административные структуры тесно переплелись с неформальными, соседско-родственными, «общинными». Сын, как правило, приходит на работу в бригаду отца, часто под его начало. Информация распространяется мгновенно. Единство мнений почти всегда обеспечено. Существуют как поддержка и помощь друг другу, так и терпимость к ошибкам, просчетам. Конфликты редки. Они «рассасываются» опять-таки действием неформальных механизмов. Но если уж конфликт возник, размежевание идет не столько по липки производственно-административной, сколько все по тем же родственным и соседским кланам. 

Еще одна важная особенность: стабильность, устойчивость здесь ценятся выше, чем успех; склонность к инерции сильнее, чем стремление к развитию. 

Машинисты на обжиге. 

Больше всего на заводе уважают машинистов, занятых на обжиге сырья. Их работа, самая сложная и ответственная, обходится очень дорого, и любая ошибка долгим эхом отзывается на всем производстве. 

Четыре вращающиеся печи работают непрерывно. Задача машиниста — обеспечить стабильность режима обжига (недогрев и перегрев одинаково грозят браком). Химический состав и консистенция сырья (шлака) в принципе не могут быть всегда одними и теми же, как напор и качество газа. 

Три раза в день помощник машиниста вместе с лаборантом берут пробы для химико-физического анализа в заводской лаборатории. Но при необходимости решение надо принимать сразу, не дожидаясь результатов исследования, ориентируясь на цветовые оттенки, распределение массы в печи, «на глазок» в буквальном смысле слова, опираясь в основном на опыт и интуицию. 

Разумеется, такая технология предусматривает широкое «право на ошибку», имеет высокие допуски на брак. Если возникает отклонение, например недогрев, то машинист скорее не просто увеличит подачу газа, но даст тепло с запасом, чтобы полностью стабилизировать процесс, Неизбежный при этом «пережог» части клинкера (который и есть конечная продукция обжига), перерасход газа воспринимаются всеми как естественная убыль. 

В профессии машиниста опыт, интуиция, способности — неповторимы. Неповторим «почерк» мастеров, и каждый из них ощущает себя автором технологического процесса. Уважение к себе поддерживается и особым отношением окружающих. Зарплата машинистов не меньше, чем у главных специалистов завода. Машинисты вхожи к директору. Их чаще, чем других, выдвигают на выборные должности. Их имена открывают списки награжденных сотрудников завода. И хотя работа у них тяжелая, «горячая», машинисты за нее держатся. 

Машинисты на помоле клинкера. 

Вторая по сложности и по престижности — работа машинистов на помоле клинкера (следующая операция после обжига). Четыре машиниста с помощниками обслуживают семь мельниц. Большую часть времени они просто следят за приборами: не загорелась ли красная лампочка, не сильно ли отклоняется стрелка. Сложные и ответственные решения машинисту приходится принимать довольно редко, альтернатив при этом немного, и все они заранее известны: слишком мелкий или слишком крупный помол, реже — нарушение пропорций в составе цемента. Лаборатория каждые два часа сообщает данные о тонкости помола и о составе клинкера. Но эта информация сильно запаздывает и, по сути, не влияет на принятие текущих решений. Высокую квалификацию здесь означает выражение: «Он чувствует мельницу». В то же время, если из четырех машинистов на обжиге трое окончили техникум (заводской) и один — вуз, то три машиниста на помоле имеют за плечами десятилетку, один — техникум. Запыленность и шум делают их работу вредной, за что им, как и машинистам на обжиге, положены доплата и прочие льготы. Но элемент творчества есть и здесь. 

Новшество. 

Управление этими двумя процессами — обжигом и помолом — решено было автоматизировать. Технический, экономический и социальный выигрыши от этого казались бесспорными. 

Восприятие новшества. 

Ситуация 1. Машинисты на обжиге. 

Началось все на участке обжига, там же и пришлось решать первые, неожиданные для создателей автоматики проблемы. 

Автоматизация позволяла преодолеть опасную отсталость технологии, резко снижала брак, обогащала работу машиниста новыми возможностями, наконец, удалив его от печи, существенно улучшала санитарно-гигиенические условия труда. 

Перед машинистом в специальной прозрачной кабине на приличном расстоянии от печей установили пульт управления с четырьмя телеэкранами, на которых видно все, что происходит в каждой печи. К прежним приборам прибавилось двадцать датчиков, которые колебаниями стрелок или движением самописца на пульте сообщают температуру в зоне спекания массы, силу дутья, расход газа и т. д. Любое отклонение можно теперь заметить сразу и тут же устранить, задолго предупреждая возможную неприятность. Например, при вращении какая-то часть массы оседает на стенках печи, образуя нарастающие «кольца». Через смотровое окно такое кольцо можно заметить лишь на поздней стадии, когда вполне реальна угроза «пробки». Теперь оно обнаруживается сразу и, усилив дутье, от него легко избавиться в самом начале процесса. И так во всех аналогичных случаях. Некоторые нарушения в технологии устраняются автоматически, например, при изменении температуры уменьшается или увеличивается подача газа, воздуха, сырья. Иначе говоря, некоторые свои функции машинист поделил с приборами. 

Теперь, получая много достоверной информации обо всем, что происходит в печах, машинист мог внимательно ее изучать, искать новые, неизвестные ему закономерности процесса, овладевать ими. Но мог этого и не делать, переводя специальным рычагом управление печами на автоматику. На центральном пульте контроль в этом случае брал на себя оператор, а машинист мог считать себя практически свободным. 

На заводе появились новые люди — операторы, молодые инженеры, недавние выпускники центральных вузов. Среди них не было местных уроженцев. Профессию своих партнеров, машинистов, они считали отживающей и уж никак не разделяли общего убеждения в том, что машинист незаменим. 

Когда переводить печь на автоматический режим, а когда лучше оставить управление ею в руках машиниста? Кто это должен решать: машинист или оператор? Автоматический режим работы обеспечивает стабильность процесса, но он бессилен при серьезных отклонениях или авариях. Так что даже с чисто технической точки зрения ответ не вполне ясен. 

При первом знакомстве с новшеством они отнеслись к нему со сдержанным интересом. Двое из четырех заинтересовались новыми возможностями анализировать процесс на основе более точной информации. Они просматривали данные приборов за длительное время, сопоставляли результаты разных стратегий поведения и, принимая решение в критические минуты, уже сознательно перебирали варианты в поисках наилучшего. Их работа объективно стала сложнее, расширились границы творчества. Еще один машинист, переводя обжиг на автоматизированное управление, рассматривал появившееся время как свободное. 

На центральном пульте точно фиксировалось время, на которое машинист передавал управление печью автоматике. Документы, регистрировавшие показания приборов, объективно и наглядно демонстрировали, насколько эффективно идет работа. Раньше судьями машинисту могли быть, по сути, только другие машинисты, теперь — любой инженер. Операторы центрального пульта тоже стали контролерами, придирчивыми и пристрастными. У машинистов были даже попытки вернуть былую бесконтрольность, утаивая документы и искажая отчеты. 

Руководство завода возлагало на автоматизированную систему управления громадные надежды. Оно надеялось со временем полностью автоматизировать обжиг. Это вызвало сопротивление машинистов, которое попытались преодолеть простейшим способом: ввели новый показатель — «степень использования автоматизированной системы» — и премию за него. Впрочем, возможность получать эту премию, чаще переводя печи на автоматический режим, никак не повлияла на поведение машиниста. 

Со временем оптимизм руководства поубавился, а потом сменился разочарованием. Во-первых, выяснилось, что полностью автоматизировать обжиг невозможно, поскольку система не справлялась с серьезными отклонениями от технологии. А во-вторых, приходилось считаться с фактом: персонал новинку не принял. Тем временем, операторы добровольно и добросовестно ходили на лекции, читаемые разработчиками, постоянно сотрудничали с ними. 

Следующим звеном в цепи перемен, связанных с использованием АСУ, был перевод двух работниц, которые прежде измеряли наполнение печей градуированным шпуром, на другую работу. Затем на участке высвободилось еще несколько человек. 

Вопросы к ситуации 1: 

1. В чем заключалось «межгрупповое противоречие»? 

2. Почему решение руководства со временем полностью автоматизировать обжиг вызвало сопротивление машинистов? 

3. Кто на заводе был за новшество? 

4. Кого можно было назвать заводским «ядром»? 

5. Что вызывало тревогу персонала? 

6. Как можно разрешить сложившееся «межгрупповое противоречие»?

Кейс по дисциплине инновационный менеджмент в управлении персоналом выполнен в 2016 году. Цена работы - 300 рублей. Заказать.

Готовые работы по дисциплине инновационный менеджмент в управлении персоналом: 



Комментариев нет:

Отправить комментарий